Схемы Гладковских: кто и как делил контроль над торговлей оружием

К раскрытым журналистами фактам злоупотреблений в оборонном секторе привел передел сфер влияния между окружением президента и лидерами «Народного фронта»

17 февраля 2015 года стал одним из самых черных дней для секретаря Совета по нацбезопасности и обороне Александра Турчинова. Именно в этот день Петр Порошенко подписал указ о назначении первым замом Турчинова своего давнего бизнес-партнера Олега Гладковского.

В этот день окончательно рухнула монополия «Народного фронта» на контроль над денежными потоками в сфере обороны: ранее негласный «смотрящий» от президента за «Укроборонпромом» получил высокую должность в СНБО и официальный контроль над схемами Турчинова и его людей в оборонно-промышленном комплексе.

Фактически с этого момента и стартовали финансовые махинации на поставках вооружения, описанные журналистами программы «Наші гроші», ставшие возможными из-за вытеснения подконтрольных НФ чиновников людьми из окружения президента.

Второй такой же мощный удар секретарь СНБО получил 21 февраля 2018 года, когда Порошенко подписал указ о назначении главой госконцерна «Укроборонпром» человека из президентской вертикали Павла Букина, сместив близкого НФ Романа Романова.

На видео, где президент подписывает указ, а члены СНБО аплодируют и поздравляют Букина, отчетливо видно скорбь Турчинова – на нем нет лица.

Президентская ось контроля над сферой производства и торговли вооружением замкнулась. Лидерам «Народного фронта», считавшим «Укроборонпром» своей неприкосновенной вотчиной, окончательно дали понять, что придется договариваться и делиться, разграничивая сферы влияния.

А если не договориться, отнимут все. Да еще и обоснуют свою позицию уголовными делами, которыми «подвесили» ряд связанных с оборонным сектором чиновников, близких к НФ.

Собственно, задержание детективами НАБУ руководства «Спецтехноэкспорта», одного из подразделений «Укроборонпрома», имевших деловые связи с замглавы фракции НФ Сергеем Пашинским, не что иное, как отголосок этих намеков.

Точно так же, как и сотни уголовных дел в отношении многомиллиардных хищений в оборонно-промышленном комплексе, которые расследуются настолько тщательно, что за последние несколько лет до суда доведены лишь несколько эпизодов.

Читайте также:  Штраф

А что вы там делаете?

Практически с самого начала масштабных боевых действий в 2014 году оборона стала сферой влияния и практически безраздельного контроля партийного руководства «Народного фронта».

Главой наблюдательного совета «Укроборонпрома» становится один из ближайших помощников Арсения Яценюка – Сергей Пашинский. Одновременно с этим он возглавил парламентский комитет по нацбезопасности и обороне.

Его однопартиец Александр Турчинов стал секретарем СНБО, а МВД, в чьем подчинении находится Нацгвардия, возглавил Арсен Аваков. Соответственно, люди из НФ замкнули на себе контроль над производством, закупкой и поставкой вооружения.

Пашинский в качестве главы набсовета «Укроборонпрома» продавливал в парламенте финансирование нужных концерну госконтрактов, а в качестве главы профильного парламентского комитета их утверждал.

Со своей стороны Турчинов и Аваков выступали заказчиками вооружения, давая свои предложения для формирования государственного оборонного заказа.

Поскольку расходы на оборонный сектор составляли миллиарды гривен в год, этой сферой быстро заинтересовались люди из президентской команды. Главная задача была выяснить все о действующих в ОПК финансовых схемах, вытеснить из них конкурентов и в идеале получить полный контроль.

Уже в августе 2014 года Порошенко назначил своего давнего бизнес-партнера Олега Гладковского главой межведомственной комиссии СНБО по военно-техническому сотрудничеству и экспортному контролю.

По сути, Гладковский стал «смотрящим» президента, и в поле зрения людей из президентской вертикали оказались все финансовые манипуляции в оборонной сфере, контролируемые верхушкой «Народного фронта».

В тот период «оборонка» стала лишь одним из фронтов разгоревшейся между президентом и руководством НФ борьбы за передел сфер влияния и контроля над финансовыми потоками во всех сферах экономики.

В течение полутора-двух лет, проанализировав все схемы и освоившись, окружение президента стало активно вытеснять из наиболее денежных сфер представителей НФ.

Вспомнить хотя бы схватку за контроль над Одесским нефтеперерабатывающим заводомили борьбу за контроль над Укрзализницей.

Тем не менее, в большинстве секторов экономики, когда речь шла о «распиле» бюджетных денег, противоборствующие стороны на тех или иных условиях все же договаривались о разделе сфер влияния – не смотря на партийную принадлежность.

Читайте также:  Пенітенціарна пробація

Но с оборонным комплексом все было иначе, уступать никто не хотел – слишком уж большие суммы фигурировали в схемах заработка на оборонном заказе.

Пиком противостояния в этой сфере людей президента и партийного руководства НФ стала скандальная схватка за контроль над госзаказом в 350 млн долларов на поставки армейских раций. В 2015 году президентское окружение продавливало в качестве поставщика израильского производителя, в то время как чиновники из НФ уже договорились с турецкой компанией.

Противостояние зашло в такую стадию, что стало ясно – если не идти на уступки и окончательно не разделить сферы влияния в оборонном комплексе, заработка лишатся все. Пришло понимание, что нужно договариваться.

Совместные интересы

Первым шагом к взаимопониманию и сотрудничеству между конкурирующими политическими группировками в сфере контроля над финансовыми схемами в ОПК стала блокировка закона об уголовной ответственности в сфере поставок вооружения.

В январе 2015 года в парламенте зарегистрировали законопроект 1793 о возобновлении уголовной ответственности за нарушение законодательства в сфере производства, реализации и закупок продукции военного назначения. В Уголовном кодексе должна была появиться статья (114 ч.2 до 10 лет тюрьмы) за все то, чем занимались представители БПП и НФ в оборонном комплексе.

Усилиями спикера Андрея Парубия из «Народного фронта» проект целый год не вносили в повестку дня. Наконец, 26 января 2016 года парламент за него проголосовал. Но день спустя нардеп от БПП Иван Винник, он же ближайший соратник Сергея Пашинского и секретарь комитета по нацбезопасности и обороне, подал проект постановления об отмене закона – якобы из-за несоблюдения всех формальностей во время голосования.

В 99% случаев у подобных постановлений об отмене голосования нет перспектив в парламенте, но только не в этом случае. Парубий закон не подписал, но и проект Винника до сих пор не рассмотрен.

Читайте также:  Гроші на інтернет сільським громадам: встигніть до 10 квітня!

«Господин Винник, депутат из БПП заблокировал этот закон. А спикер этот закон уже два с половиной года почему-то не подписывает, – констатирует в разговоре с UA1 нардеп Юрий Деревянко. – В результате ни прокуратура, ни другие правоохранительные органы не могут использовать проголосованную статью Уголовного кодекса».

В дальнейшем все было делом техники: Пашинский от НФ обеспечивает работу схем, а его заместитель по комитету Иван Винник от БПП выступает связующим звеном между конкурирующими за контроль над этими схемами партиями.

К слову, в расследовании журналистов о схеме поставки высотомеров на самолеты АНфигурирует информация о том, что люди президента легализовали эти детали через Объединенные Арабские Эмираты. В этой связи примечательно, что младший сын Пашинского Артем как раз живет в Дубае, ОАЭ. И чем конкретно там занимается, достоверно неизвестно.

Сам же Пашинский, по наблюдениям многих депутатов, начал мигрировать в сторону президентской команды. Особенно ярко это стало проявляться после того, как Турчинов заявил ему, чтобы тот не рассчитывал на партийную поддержку на предстоящих парламентских выборах, а старался попасть в будущий парламент в качестве мажоритарщика.

«Пашинский, по моим наблюдениям, сейчас намного ближе к президенту. У него есть свое видение, кого нужно наказывать, а кого нет, и это видение очень часто совпадает с видением президента, – рассказывает UA1 нардеп Игорь Луценко. – В этом случае я считаю Пашинского членом команды президента, а комитет по нацбезопасности – одним из придатков политического аппарата Петра Порошенко».

Соответственно, все схемы Гладковских стали возможны вследствие передела сфер влияния и контроля над ОПК между людьми Петра Порошенко и людьми Арсения Яценюка. И работу этих схем обеспечивали как одни, так и другие.

ОЛЕГ ТКАЧЕНКО

Не надоедаем! Только самое важное! Жми! Подписывайся! Поделись! Читай только лучшее!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *