Подорожание газа: почему правительство отдает кредиты МВФ за счет населения

С 1 ноября цена на газ для населения в Украине вырастет на 23,5%.

Об этом премьер-министр Владимир Гройсман заявил на экстренном заседании правительства 19 октября. Если цену на газ не повысить, может быть расторгнуто сотрудничество с Международным валютным фондом, что приведет к дефолту в стране, говорит он. Речь идет о займе в $4 млрд, которые дадут в нынешнем и следующем годах несколькими траншами. Итак, вместо 6,96 грн за кубометр теперь домохозяйства будут платить 8,55.

– Это повышение действительно необходимо, чтобы МВФ выделил очередной кредит Украине, – объясняет нефтегазовый эксперт, президент центра глобалистики “Стратегия XXI” Михаил Гончар. – Без этого займа нашу финансовую систему ждет обвал. Поэтому при всей непопулярности этого шага правительство выбирает наименьшее зло. Лучше повысить цены, чтобы не допустить обвала гривны.

А почему правительство пришло до преддефолтного состояния?

– Это вопрос не только к этому правительству, но и к предыдущим, включая “папередников” (правительство Николая Азарова, – Gazeta.ua). Они набрали кредитов, а пик выплат по ним приходится на 2019-й. Поэтому если не будет очередного транша, то финансовая система страны рухнет.

То есть мы берем новый заем для выплаты старых долгов?

– По сути, да. Плюс к тому, кредиты от МВФ идут не в экономику, а в поддержку макроэкономической стабильности и национальной валюты. Для нас это важно. Просто последние 4 года правительство тянуло с постепенным повышением тарифов на газ. А теперь это приходится делать быстро.

Насколько обоснована эта цифра – 8,55?

– О конкретной цене можно, конечно, спорить. Требование МВФ к Нафтогазу было повысить цену газа на 60%. Так 23,5% выглядит щадящим вариантом. Мы пришли к ситуации, когда есть 2 цены на газ – для предприятий и населения. 2016-го такая ситуация была преодолена, то есть тарифы сравнялись. А потом паритет снова нарушился. У нас есть железный аргумент: две трети газа, который потребляет Украина, – внутренней добычи. Лишь треть – импортное топливо. Мы потребляем в год 31 млрд кубов газа, добываем 20. Поэтому для нас привязка к импортной цене некорректна. Но для МВФ наши аргументы – как горох об стенку.

Две трети газа, который потребляет Украина, – внутренней добычи. Лишь треть – импортное топливо. Поэтому привязка к импортной цене некорректная

Какие стимулы даст это повышение тарифов?

– Должны в конце концов выйти на самообеспечение газом. Для этого нужны инвестиции в развитие добычи. Инвестиции можно взять только из тарифа для конечных потребителей. Сегодня компания “Укргазовидобування” расширяет добычу за счет повышенных тарифов, которые мы платим последние 2 года. Поэтому смысл в еще одном повышении есть. Но правительство пока четко это не объясняет. Видимо, чиновники боятся объяснять непопулярные решения.

Для МВФ важно, чтобы наши деньги не ушли в чей-то карман, а были использованы на расширение собственной газодобычи. Да, цены на газ будут расти еще. Но когда мы года через три выйдем на самообеспечение, они пойдут вниз. Но этого никто не говорит. Потому что перед выборами все хотят выглядеть красиво.

Для МВФ важно, чтобы наши деньги не ушли в чей-то карман, а были использованы на расширение собственной газодобычи

А кроме газа, чем можно стабилизировать финансы?

– МВФ смотрит с точки зрения того, как Украина вернет деньги. Они видят, что наиболее прибыльное предприятие, которое платит больше всего налогов, – Нафтогаз. Поэтому их логика прямая и примитивная: повышайте цены, тогда гарантированно вернете наши деньги. Во-вторых, разная цена на газ для промышленности и граждан ведет к злоупотреблениям и коррупционных схем.

Конечно, есть другие способы пополнить наш бюджет. Например, за счет таможни. Надо посмотреть, какие сборы она приносит государству. Но это сложнее и требует времени. А здесь отдача будет сразу.

То есть правительству проще взять деньги у народа и отдать МВФ долги?

– Все зависит от того, как работать с займами МВФ. Другие страны берут краткосрочные кредиты и пытаются их быстро погасить. А не сидят по 20 лет на игле МВФ, как наши чиновники. Надо брать деньги на несколько лет, проводить необходимые реформы и возвращать.

Для нас еще важен нынешний кредит тем, что это даст положительный сигнал международным финансовым организациям, банкам и инвесторам. Для них это индикатор того, что с этой страной можно иметь дело. Поэтому возникает возможность, например, договариваться с Европейским банком реконструкции и развития о кредитах на внедрение программы энергоэффективности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *