Борьба с фейками или цензура?

Политические силы, пришедшие к власти после Майдана на волне недовольства цензурой, с редким упрямством пытаются насадить цензуру в информационном пространстве страны. Если в теле- и радиоэфирах это с переменным успехом удается, то борьбу с новостями украинские политики явно проиграли. Однако жаждут получить реванш.

В 2018 году традиционный спор вокруг сомнительности празднования Старого Нового года заменил спор, является ли президент Украины Петр Порошенко агентом ФСБ.

Поводом для этого стали фотографии письма, якобы написанного Петром Порошенко в 2007 году на имя директора ФСБ, в котором он обещал не заниматься антироссийской деятельностью и просил допустить его на территорию РФ (ранее тогда еще народному депутату был запрещен въезд на территорию России).

Документы были подшиты к ДОР (делу оперативной разработки) под условным названием “Лолита”. Фотокопии опубликовал грузинский телеканал “Рустави-2”, а ведущие украинские СМИ перепечатали эту информацию.

В пресс-службе президента назвали “письма” грубой подделкой ФСБ, аргументировав это тем, что причина поездки, указанная в “письме”, не соответствовала действительности: тогдашний нардеп Петр Порошенко не мог ехать к родственникам жены сына Алексея, так как сын женился только в 2013 году. Сам же Алексей Порошенко позже уточнил, что с женой познакомился в 2011 году.

Хотя не все приняли такой аргумент как свидетельство фейковости письма, интернет-ресурс “Украинская правда”, разместивший данную новость, обратился к читателям с извинениями за поспешность и несколько неправильный “формат” изложения. Также ресурс сообщил об отстранении от работы редактора, поставившего новость, и о начале своего расследования событий 2007 года.

Однако в Администрации президента решили, что этого недостаточно. Уже 15 января председатель президентской фракции Артур Герасимов заявил о необходимости внести изменения в отечественное законодательство для борьбы с антиукраинскими фейками.

“Я призываю нас разработать и принять законопроект о противодействии фейкам. Извините, мы находимся на передовой. Считаем, что мы должны создать рабочую группу. Хотел бы обратиться к председателю парламента создать рабочую группу по разработке этого закона, после того – разработать и принять его в парламенте. Именно закон “О противодействии фейкам”, – заявил Артур Герасимов во время заседания Согласительного совета.

Впрочем, в то, что будущий законопроект не будет содержать в себе цензуры, как-то слабо верится, ведь по иронии судьбы выступавшие против “диктаторских” законов и цензуры времен Януковича нардепы уже с 2014 года с завидной регулярностью пытаются изменить правила игры на информационном поле страны, что однозначно трактуется медийщиками и международным сообществом как попытка ввести цензуру.

Особое рвение в этом вопросе наблюдается у депутатов фракции политической партии “Народный фронт”.

Так, 15 января 2015 года депутаты от фракции “Народного фронта” Андрей Левус, Сергей Высоцкий и Николай Величкович подали в парламент законопроект № 1768, в котором предлагали запретить участие иностранных физических или юридических лиц-резидентов в уставном капитале телерадиоорганизаций, если их страна признана законодательством Украины государством-оккупантом или признана, в соответствии с нормами международного права, государством-агрессором. Законопроект явно прописывался под телеканал “Интер”. Однако понимания предложение “фронтовиков” не нашло.

В интервью “Подробностям” как раз телеканала “Интер” вице-президент организации Freedom House Арч Пудингтон заявил, что они обеспокоены ситуацией с возможным принятием законов, которые могут ограничить свободу СМИ.

“Посмотрите, к чему привели такие законы, внедренные Россией. Они очень ограничивают медиа и окружающих. Фактически новости в России заменены пропагандой. Поэтому мы, конечно, не приветствуем такие законы”, – подчеркнул он.

Также журналисты напомнили, что 5 февраля 2015 года, как раз в день голосования по данному вопросу в ВР, Украину должен был посетить госсекретарь США Джон Керри.

Намек был понят правильно, и законопроект так и не был проголосован ни 5 февраля 2015 года, ни в будущем. О нем попросту забыли.

24 февраля того же года появился законопроект № 2225 другого “фронтовика”, Константина Матейченко. Нардеп предлагал для усиления авторитета власти внести изменение в Уголовный кодекс Украины, согласно которому за критику власти можно было получить до 3 лет тюрьмы. Правда, даже по мнению коллег, это предложение было “все-таки чересчур”, и после разгромной критики со всех сторон проект был отозван. Позже автор решил его доработать и представить вновь, но в конце концов в феврале 2016 года окончательно отозвал свою законодательную инициативу.

Летом того же 2015 года депутаты от БПП Иван Винник и Дмитрий Тымчук вместе с нардепом от “Народного фронта” Татьяной Черновил представили законопроект № 2050 о цензуре в АТО. Закон должен был обязать журналистов согласовывать свои телевизионные репортажи с военными пресс-службами. Однако после протеста журналистов авторы идеи от нее отказались.

Настоящий же бенефис случился летом 2017 года: народный депутат Украины, экс-журналист Ольга Червакова заявила о новой попытке наступления на свободу слова.

“Для включения в повестку дня стоит законопроект № 6688, внесенный нардепами из комитета нацбезопасности и обороны Иваном Винником, Дмитрием Тымчуком, Татьяной Черновил, о противодействии угрозам национальной безопасности в информационной сфере”, – написала Червакова на своей странице в Facebook.

Опасность, по словам нардепа, заключалась в том, что законопроект предлагал наказывать за “оказание воздействия на принятие решений, совершение или несовершение действий органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами этих органов, объединениями граждан, юридическими лицами”.

К последнему можно было отнести любое выступление против предлагаемого законопроекта или требование отмены депутатского иммунитета. Также СБУ получила бы право без решения суда с помощью провайдера блокировать доступ к любому информационному ресурсу. Основанием для этого может быть уже не только решение суда, но и решение прокурора, решение следователя, согласованное с прокурором, или решение СНБО.

Еще одним проявлением подготовки к введению цензуры нардеп назвала поправку своего коллеги Руслана Лукьянчука (кстати, тоже из “Народного фронта”). Так, предлагалось ввести новое понятие – “технологическая информация”. Это информация обо всех технологических процессах в любых отраслях хозяйства, а также информация о процессах, которые негативно влияют на состояние здоровья и безопасность людей, о состоянии окружающей среды, об экономической, политической, социальной стабильности общественных отношений или об осуществлении деятельности субъектами хозяйствования. То есть обо всем. После этого можно было бы “забыть про закон о доступе к информации”, ведь все стало бы “технологической информацией”. Информационный шум привел к тому, что за оба законопроекта так и не проголосовали.

И вот из-за “письма” была предпринята очередная попытка ужесточить правила игры для СМИ, но, как показывает практика, все эти попытки наталкиваются на критику журналистского сообщества, выступающего в таких случаях единым фронтом, без “идеологических разногласий”, а также на критику западных партнеров. Скорее всего, такая же судьба ждет и “антифейковый закон”.

Никита Синицин

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *